ГЕРМАН ГЕССЕ - ЦИТАТЫ, ВЫСКАЗЫВАНИЯ И АФОРИЗМЫ


Герман Гессе - цитаты, высказывания и афоризмы
Герман Гессе - немецкий писатель, художник и лауреат Нобелевской премии (1946 года). Родился в семье немецких миссионеров в 1877 году, в не большом немецком городе Кальв. Помимо Германа в семье было еще трое детей, все они с раннего детства воспитывались в атмосфере крепкого пиетизма. Герман проявляет свои писательские способности уже в совсем юном возрасте. Первым его литературным творчеством смело можно считать сказку "Два брата", написанную для своей сестры в возрасте десяти лет. В 1898 году вышли в свет его первые два издания, сборник стихов, включавший все ранее написанные стихи и  сборник рассказов под названием "Час после полуночи". Эти книги разошлись малым тиражом и не сыскали большого внимания у читателей. Но, постепенно, к 1903 году Герман становится популярным среди высших литературных кругов Германии. В этом же году настоящую славу ему приносит первый роман "Петер Каменцинд". В 1931 году Герман Гессе женится в третий раз и начинает свою работу над "Игрой в бисер". В 1946 году Гессе награждается Нобелевской премией "За вдохновенное творчество, в котором проявляются классические идеалы гуманизма, а также за блестящий стиль". Умер писатель в 1962 году от кровоизлияния в мозг, вызванное лейкемией.
Назад к списку авторов

Инертность сильнее сознания, жирное, ленивое брюхо сильнее робко скулящей души.

Каждый раз может быть последним.

– Вот камень, через некоторое время он, может быть, превратится в прах, а из земли станет растением, животным или человеком. В прежнее время я бы сказал: "Этот камень – только камень. Он не имеет никакой ценности, он принадлежит миру Майи. Но так как в круговороте перевоплощений он может стать человеком или духом, то я и за ним признаю ценность". Так, вероятно, я рассуждал бы раньше. Ныне же я рассуждаю так. Этот камень есть камень; он же и животное, он же и бог, он же и Будда. Я люблю и почитаю его не за то, что он когда-нибудь может стать тем или другим, а за то, что он давно и всегда есть то и другое. Именно за то, что он камень, что он теперь, сегодня представляется мне камнем – именно за то я люблю его и вижу ценность и смысл в каждой из его жилок и скважин, в его желтом или сером цвете, в его твердости, в звуке, который он издает, когда я постучу в него, в сухости или влажности его поверхности.

Читающий ради времяпрепровождения, пусть даже читает он очень много и только очень хорошие, лучшие книги, будет прочитывать их и забывать, а в конце концов останется бедняком, каким был. Но если читать книги так, как мы слушаем речи друзей, они раскроются тебе и станут твоими. Прочитанное не ускользнет и не затеряется в памяти, но останется с тобой, будет тебе принадлежать, будет радовать и утешать так, как это умеют только друзья.

Что есть истина, как жить на свете, - до этого каждый должен дойти сам, из книг этого не вычитаешь.

Что я люблю вас, это вам может быть безразлично. Быть любимым не есть счастье. Каждый человек любит себя самого, и все-таки тысячи мучаются всю жизнь. Нет, быть любимым не есть счастье. Но любить — это счастье!

Это есть смысл нашего пребывания на земле: мыслить и искать и вслушиваться в дальние исчезнувшие звуки, так как за ними лежит наша истинная родина.

В безопасный путь отправляют только слабых.

Чем выше образованность человека, чем большими прерогативами он пользовался, тем больше должны быть приносимые им в случае нужды жертвы.

Творения же духа, культуры, искусства, являют собой полную противоположность, они всякий раз суть освобождение от рабства времени, прыжок человека из грязи своих инстинктов, из своей инертности в другую плоскость, во вневременное, разрешенное от времени, божественное, всецело внеисторическое и враждебное истории бытие.
Не все друзья юности выдерживают проверку временем.

Человек предпочитает пострадать и внешне покаяться, чем измениться в душе.

Если мы можем сделать человека счастливей и веселее, нам следует это сделать в любом случае, просит он нас о том или нет.

Научитесь серьезно относиться к тому, что заслуживает серьезного отношения, и смеяться над прочим!

Властолюбец погибает от власти, сребролюбец - от денег, раб - от рабства, искатель наслаждений - от наслаждений. Так и Степной волк погибал от своей независимости.

Ты слишком много ищешь; из-за чрезмерного искания ты не успеваешь находить.

У великой идеи нет начала, как идея, она существует всегда.

У каждого типа людей есть свои признаки, свои отличительные черты, у каждого — свои добродетели и пороки, у каждого - свой смертный грех.

У нас хоть и есть Бог, которого мы чтим, но он представляет лишь произвольно отделенную половину мира (это был официальный, дозволенный, "светлый" мир). А чтить надо уметь весь мир, поэтому нужно либо иметь Бога, который был бы также и дьяволом, либо учредить наряду с богослужением и служение дьяволу.

У тебя было какое-то представление о жизни, была какая-то вера, какая-то задача, ты был готов к подвигам, страданьям и жертвам — а потом ты постепенно увидел, что мир не требует от тебя никаких подвигов, жертв и всякого такого, что жизнь — это не величественная поэма с героическими ролями и всяким таким, а мещанская комната, где вполне довольствуются едой и питьем, кофе и вязаньем чулка, игрой в тарок и радиомузыкой. А кому нужно и кто носит в себе другое, нечто героическое и прекрасное, почтенье к великим поэтам или почтенье к святым, тот дурак и донкихот.

Счастье не имеет ничего общего ни с разумом, ни с этикой, оно в самой сущности своей - нечто магическое, принадлежащее архаическим, юношеским ступеням человечества.

Если Коллегия призывает тебя занять определенный пост, то знай: каждая следующая ступень - это не шаг к свободе, а новое обязательство. Чем выше пост, тем больше обязательство. Чем больше власть, тем строже служение. Чем сильнее личность, тем предосудительнее произвол.

Истина должна быть пережита, а не преподана.

Прошлое прошло: было ли оно удачным или лучше бы его и вовсе не было, признаем ли мы за ним какой-то «смысл» или не признаем, - все это в равной мере лишено значения.

Стоит мне немного пожить без радости и без боли, подышать вялой и пресной сносностью так называемых хороших дней, как ребяческая душа моя наполняется безнадежной тоской, и я швыряю заржавленную лиру благодарения в довольное лицо сонного бога довольства, и жар самой лютой боли милей мне, чем это здоровая комнатная температура.

Стоит только высказать какую-нибудь мысль вслух, как она уже получает несколько иной характер, звучит немного фальшиво, немного глупо.

То, что один человек считает своим сокровищем и мудростью, звучит для другого, как глупость.

То, что хочет жить долго, должно служить. То, что хочет властвовать, долго не живет.

Тому, чьи жизненные силы с самого начала подорваны, не продлит жизнь никакое лекарство на свете.

Тот, кто питает к какой-то книге сердечное, доброе чувство, без конца ее перечитывает, всякий раз находя в ней новую радость и новое наслаждение, пусть доверяется только своему чувству и никаким критикам не дает отравлять себе радость!

Чтобы были упадок и подъём, надо, чтобы были низ и верх. Но низа и верха нет, это живет лишь в мозгу человека, в отечестве иллюзий.

Разве все страдания - это не время, разве все самоистязания и страх - это не время, разве все тяжкое, все враждебное в мире не исчезает побежденное, стоит лишь победить время, отрешиться в мыслях от времени.

Вы слишком сильно чувствуете свое "я" или слишком от него зависите, а это отнюдь не то же самое, что быть сильной личностью.

Когда мы ненавидим кого-то, мы ненавидим в его образе то, что сидит в нас самих. То, чего нет в нас самих, нас не волнует.

А мещанин ничего не ставит выше своего "я" (очень правда недоразвитого). Ценой полноты, стало быть, он добивается сохранности и безопасности, получает вместо одержимости Богом спокойную совесть, вместо наслаждения удовольствие, вместо свободы удобство, вместо смертельного зноя приятную температуру.

Жить полной жизнью можно лишь ценой своего "я".

Разве идеалы существуют для того чтобы их достигнули? Разве мы, люди, живем для того чтобы отменить смерть? Нет, мы живем чтобы бояться ее, а потом снова любить, и как раз благодаря ей жизнь так чудесно пылает в иные часы.

Если тебе непременно нужно чье то разрешение на твое удовольствие, то ты действительно бедняга.

Присмотрись к человеку достаточно внимательно, и ты будешь о нём знать больше, чем он сам.

С виду-то размышлять учатся все, но не всегда это проверишь.

Самоубийство - это глупость, трусость и подлость, это бесславный, позорный выход, самый постыдный выход из этой мельницы страданий.

Сколько времени я потратил и всё ещё трачу на учение, а пришёл лишь к тому выводу, что ничему нельзя научиться.

Животные более настоящие, чем люди. Они не хотят тебе льстить, не хотят производить на тебя какое-то впечатление. Ничего показного. Какие они есть, такие и есть, как камни и цветы или как звезды на небе

Отчаяние Бог посылает нам не затем, чтобы убить нас, он посылает нам его, чтобы пробудить в нас новую жизнь.

Думаешь, что близок к Богу, а обнимаешь женщину. Думаешь, что достиг гармонии, а всего только сваливаешь свою вину и свою беду на далекое будущее существо!

Большинство людей не хочет плавать до того, как научится плавать.

Кто подлинно ищет, подлинно желает найти, тот не может принять никакого учения. Тот же, кто нашел, может одобрить любое, да-да, любое учение, любой путь, любую цель.

Одиночество - это независимость, его я хотел и его добился за долгие годы. Оно было холодным, как то холодное тихое пространство, где вращаются звезды.

По поводу каждой истины можно сказать нечто совершенно противоположное ей, и оно будет одинаково верно.

Нет на свете женщины, без которой нельзя прожить, - и нет женщины, с которой нельзя ужиться.


    Список всех авторов Цитаты из фильмов Цитаты по темам

Материала сайта являются общедоступными и подлежат свободному распространению. Обратная ссылка на источник www.omg-mozg.ru приветствуется © 2011 | Контакты