ИГОРЬ МИРОНОВИЧ ГУБЕРМАН - ЦИТАТЫ, ВЫСКАЗЫВАНИЯ И АФОРИЗМЫ


Цитаты, высказывания и афоризмы Игоря Губермана
Игорь Миронович Губерман - советский, русский и израильский поэт и прозаик. Широкую популярность получил благодаря своим сатирическим и афористичным четверостишьям - "гарикам". Все свои произведения пишет исключительно на русском языке. Родился в 1936 году в городе Харьков. Закончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, после чего несколько лет работал по специальности и в свободное время занимался литературой. Издавал научно-популярные труды, но позже все больше стал позиционировать себя как поэт-диссидент. Не редко публиковался под псевдонимами, такими как И. Миронов и Абрам Хайям. В 1979 году, по сфабрикованному обвинению о покупке краденых икон Губерман был арестован и приговорен к 5-и годам лишения свободы. Не желая лишней огласки политического процесса власти судили Губермана по статье за спекуляцию, как уголовника. Оказавшись в трудовом лагере он вел дневники, на основе которых в 1980 году была написана книга "Прогулки вокруг барака". После освобождения долго не мог устроиться на работу. И в 1987 году покинул Россию, переехав в Иерусалим, где живет по сегодняшний день.
Назад к списку авторов

Когда кругом кишит бездарность,
Кладя на жизнь своё клише,
В изгойстве скрыта элитарность,
Весьма полезная душе.

Сколь часто тот, чей разум выше,
то прозябал, то просто чах,
имея звук намного тише,
чем если жопа на плечах

Между слухов, сказок, мифов,
просто лжи, легенд и мнений
мы враждуем жарче скифов
за несходство заблуждений.

Власть и деньги, успех, революция,
Слава, месть и любви осязаемость -
Все мечты обо что-нибудь бьются,
И больнее всего - о сбываемость.

В нашем климате, слёзном и сопельном,
Исчезает, почти забываемый,
Оптимизм, изумительный опиум,
Из себя самого добываемый.

Никто из самых близких поневоле
В мои переживания не вхож,
Храню свои душевные мозоли
От любящих участливых галош.

Счастье семьи опирается на благоразумие хотя бы одного из супругов.

Сытые свиньи страшней, чем голодные волки.

Улучшить человека невозможно, и мы великолепны безнадежно.

Я на время очень уповаю,
свет еще забрезжит за окном,
я ростки надежды поливаю
чтением, любовью и вином.
Неколебимо прочно общество,
живые сдвинувшее стены,
которым враг - любое новшество
в котором светят перемены.

Все ближе к зимним холодам
года меня метут,
одной ногой уже я там,
другой - ни там, ни тут.

Сполна уже я счастлив от того,
что пью существования напиток.
Чего хочу от жизни? Ничего;
а этого у ней как раз избыток.

У тех, кто пылкой головой
предался поприщам различным,
первичный признак половой
слегка становится вторичным.

Я потому люблю лежать
и в потолок плюю,
что не хочу судьбе мешать
вершить судьбу мою.

Мне жаль потерь и больно от разлук,
Но я не сожалею, оглянувшись,
О том далеком прошлом, где споткнувшись,
Я будущее выронил из рук.

Мне моя брезгливость дорога,
Мной руководящая давно:
Даже чтобы плюнуть во врага,
Я не набираю в рот говно.

Я много раз жалел о том, что говорил и не разу о том, что молчал.

Кто понял жизни смысл и толк, давно замкнулся и умолк.

Куда по смерти душу примут,
Я с Богом торга не веду.
В раю намного мягче климат,
Но лучше общество в аду.

Я Россию часто вспоминаю,
Думая о давнем дорогом,
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно, смирно и кругом.

За что люблю я разгильдяев,
Блаженных духом, как тюлень,
Что нет меж ними негодяев
И делать пакости им лень.

В соблазнах очень щедро зло:
богатство, власть, салют из пушек,
а если очень повезло,
еще натравит потаскушек.

Все силы собери и призови,
увидя сквозь цветную оболочку,
насколько ты и в дружбе, и в любви
живешь и умираешь в одиночку.

Кромсая сложности и трудности
и обессилев за года,
я берегу теперь зуб мудрости
лишь для запретного плода.

Сбываются - глазу не веришь -
мечты древнеримских трудящихся:
хотевшие хлеба и зрелищ
едят у экранов светящихся.

Зачем вам, мадам, так сурово
страдать на диете учёной?
Не будет худая корова
смотреться газелью точёной.

Жить, покоем дорожа -
пресно, тускло, простоквашно;
чтоб душа была свежа,
надо делать то, что страшно.

Счастливые потом всегда рыдают,
Что вовремя часов не наблюдают.

Идея, брошенная в массы, - это девка, брошенная в полк.

На собственном горбу и на чужом
я вынянчил понятие простое:
бессмысленно идти на танк с ножом,
но если очень хочется, то стоит.

Всюду тайно и открыто слышны речи,
что России нужно срочное лечение,
и она благодарит за них, калеча
всех печальников, явивших попечение.

Я жизнь воспринимаю как подарок,
мне посланный от Бога в день рождения.

Не зря я пью вино на склоне дня,
заслужена его глухая власть;
вино меня уводит в глубь меня,
туда, куда мне трезвым не попасть.

И спросит Бог:
- Никем не ставший,
Зачем ты жил? Что смех твой значит?
- Я утешал рабов уставших, - отвечу я.
И Бог заплачет.

Наш путь из ниоткуда в никуда -
Такое краткосрочное событие,
Что жизни остаётся лишь черта
Меж датами прибытия-убытия.

В горячем споре равно жалко
и дурака, и мудреца,
поскольку истина как палка -
всегда имеет два конца.

Эта мысль - украденный цветок,
Просто рифма ей не повредит:
Человек совсем не одинок -
Кто-нибудь всегда за ним следит.

Время льётся, как вино,
Сразу отовсюду,
Но однажды видишь дно
И сдаёшь посуду.

Любым любовным совмещениям
даны и дух, и содержание,
и к сексуальным извращениям
я отношу лишь воздержание.

Только в мерзлой трясине по шею,
на непрочности зыбкого дна,
в буднях бедствий, тревог и лишений
чувство счастья даётся сполна.

Живи, покуда жив. Среди потопа,
которому вот-вот наступит срок,
поверь - наверняка всплывёт и жопа,
которую напрасно ты берёг.

Когда и где бы мы ни пили,
тянусь я с тостом каждый раз,
чтобы живыми нас любили,
как на поминках любят нас.

Пути добра с путями зла
так перепутались веками,
что и чистейшие дела
творят грязнейшими руками.

Эстетическое переживание есть любовь. Любовь есть вечное стремление любящего к любимому.

Мой разум честно сердцу служит,
всегда шепча, что повезло,
что всё могло намного хуже,
ещё херовей быть могло.

В сердцах кому-нибудь грубя,
ужасно вероятно
однажды выйти из себя
и не войти обратно.

То наслаждаясь, то скорбя,
держась пути любого,
будь сам собой, не то тебя
посадят за другого.

Звоните поздней ночью мне, друзья,
не бойтесь помешать и разбудить;
кошмарно близок час, когда нельзя
и некуда нам будет позвонить.

Тому, что в семействе трещина,
всюду одна причина:
в жене пробудилась женщина,
в муже уснул мужчина.

Семья - театр, где не случайно
у всех народов и времен
вход облегчённый чрезвычайно
а выход сильно затруднен.

Когда я раньше был моложе
И знал, что жить я буду вечно,
Годилось мне любое ложе
И в каждой даме было нечто.

Гляжу, не жалуясь, как осенью
повеял век на пряди белые,
и вижу с прежним удовольствием
фортуны ягодицы спелые.

У самого кромешного предела
и даже за него теснимый веком,
я делал историческое дело -
упрямо оставался человеком.

Бороться за мир - всё равно, что трахаться за девственность.

Жрец величав и строг, он ключ
от тайн, творящихся на свете,
а шут - раскрыт и прост,
как луч, животворящий тайны эти.

Поскольку жизнь, верша полет,
чуть воспарив - опять в навозе,
всерьез разумен только тот,
кто не избыточно серьезен.

Время наше будет знаменито
тем, что сотворило страха ради
новый вариант гермафродита:
плотью - мужики, а духом - бл**и.

Лишь перед смертью человек
соображает кончив путь,
что слишком короток наш век,
чтобы спешить куда-нибудь.

Господь, лепя людей со скуки,
бывал порою скуповат,
и что частично вышли суки,
он сам отчасти виноват.

В цветном разноголосом хороводе,
в мелькании различий и примет
есть люди, от которых свет исходит,
и люди, поглощающие свет.

Чтоб выжить и прожить на этом свете,
пока земля не свихнута с оси,
держи себя на тройственном запрете:
не бойся, не надейся, не проси.

Опять стою, понурив плечи,
не отводя застывших глаз:
как вкус у смерти безупречен
в отборе лучших среди нас.

Когда сидишь в собраньях шумных,
язык пылает и горит;
но люди делятся на умных
и тех, кто много говорит.

Угрюмо думал я сегодня,
что в нашей тьме, грызне, предательстве
вся милость высшая Господня -
в его безликом невмешательстве.

Я не стыжусь, что ярый скептик
и на душе не свет, а тьма;
сомненье - лучший антисептик
от загнивания ума.

Вовсе не был по складу души
я монахом-аскетом-философом;
да, Господь, я немало грешил,
но учти, что естественным способом.

Человек - это тайна, в которой
замыкается мира картина,
совмещается фауна с флорой,
сочетаются дуб и скотина.

Увы, но истина - блудница, ни с кем ей долго не лежится.

Чем у идеи вид проворней,
тем зорче бдительность во мне:
ведь у идей всегда есть корни,
а корни могут быть в говне.

Навеки в душе моей пятна
остались, как страха посев,
боюсь я всего, что бесплатно
и благостно равно для всех.

Надо жить наобум, напролом,
наугад и на ощупь во мгле,
ибо нынче сидим за столом,
а назавтра лежим на столе.

Теперь я понимаю очень ясно,
и чувствую и вижу очень зримо:
неважно, что мгновение прекрасно,
а важно, что оно неповторимо.

Не плачься, милый, за вином
на мерзость, подлость и предательство;
связав судьбу свою с говном,
терпи его к себе касательство.

Есть в каждой нравственной системе
идея, общая для всех:
нельзя и с теми быть, и с теми,
не предавая тех и тех.

Мы сразу простимся с заботами
и станем тонуть в наслаждении,
когда мудрецы с идиотами
сойдутся в едином суждении.

Быть может, потому душевно чист
и линию судьбы своей нашел,
что я высокой пробы эгоист -
мне плохо, где вокруг нехорошо.

С Богом я общаюсь без нытья
и не причиняя беспокойства,
глупо на устройство бытия
жаловаться автору устройства.

Возможность лестью в душу влезть
никак нельзя назвать растлением,
мы бескорыстно ценим лесть
за совпаденье с нашим мнением.

У скряги прочные запоры,
у скряги темное окно,
у скряги вечные запоры -
он жаден даже на говно.

Прожив уже почти полвека.
тьму перепробовав работ,
я убежден, что человека
достоин лишь любовный пот.

Бывает - проснешься, как птица,
крылатой пружиной на взводе,
и хочется жить и трудиться;
но к завтраку это проходит.

Не жаворонок я и не сова,
и жалок в этом смысле жребий мой:
с утра забита чушью голова,
а к вечеру набита ерундой.

Я тебя люблю, и не беда,
Что недалека пора проститься,
Ибо две дороги вникуда
Могут еще где-нибудь совместиться...

Однажды летом в январе
слона увидел я в ведре,
слон закурил, пустив дымок,
и мне сказал: не пей, сынок.

Я к вам бы, милая, приник
со страстью неумышленной,
но вы, мне кажется, - родник
воды весьма промышленной.

Мужик тугим узлом совьётся,
но если пламя в нём клокочет -
всегда от женщины добьётся
того, что женщина захочет.

Увы, всему на свете есть предел:
облез фасад и высохли стропила;
в автобусе на девку поглядел,
она мне молча место уступила.

Наше время ступает, ползёт и идёт
по утратам, потерям, пропажам,
в молодые годится любой идиот,
а для старости - нужен со стажем.

Пусть меня заботы рвут на части,
пусть я окружён говном и суками,
всё же поразительное счастье -
мучиться прижизненными муками.

Непросто - грезить о высоком,
паря душой в мирах межзвёздных,
когда вокруг под самым боком
храпят, сопят и портят воздух.

Чтобы плесень сытой скудости
не ползла цвести в твой дом -
из пруда житейской мудрости
черпай только решетом.

Будущее - вкус не портит мне,
мне дрожать за будущее лень;
думать каждый день о черном дне -
значит делать черным каждый день.

Живи и пой. Спешить не надо.
Природный тонок механизм:
любое зло - своим же ядом
свой отравляет организм.

... чем больше в голове у нас извилин, тем более извилиста судьба.

Нельзя одной и той же жопой
сидеть на встречных поездах.

Хотя и сладостен азарт
по сразу двум идти дорогам,
нельзя одной колодой карт
играть и с дьяволом и с Богом.

Когда устал и жить не хочешь,
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом.

Мы варимся в странном компоте,
Где лгут за глаза и в глаза,
Где каждый в отдельности - против,
А вместе - решительно за.

Сегодня, выпив кофе поутру,
я дивный ощутил в себе покой;
забавно: я ведь знаю, что умру,
а веры в это нету никакой.

Летит по жизни оголтело,
Бредет по грязи не спеша
Мое сентябрьское тело,
Моя апрельская душа.

Прекрасен мир, судьба права,
полна блаженства жизнь земная,
и всё на свете трын-трава,
когда проходит боль зубная.

Поскольку в землю скоро лечь нам
и отойти в миры иные,
то думать надо ли о вечном,
пока забавы есть земные?

Любую можно кашу моровую
затеять с молодёжью горлопанской,
которая Вторую Мировую
уже немного путает с Троянской.

самый бедный - это тот, кто не умеет пользоваться тем, чем располагает.

Глупо думать про лень негативно
и надменно о ней отзываться:
лень умеет мечтать так активно,
что мечты начинают сбываться.

Красив, умен, слегка сутул,
Набит мировоззрением.
Вчера в себя я заглянул
И вышел с омерзением.

За радости любовных ощущений
Однажды острой болью заплатив,
Мы так боимся новых увлечений,
Что носим на душе презерватив.

Дымись, покуда не погас,
И пусть волнуются придурки -
Когда судьба докурит нас,
Куда швырнёт она окурки.

.Изведав быстрых дней течение,
я не скрываю опыт мой:
ученье - свет, а неучение -
уменье пользоваться тьмой.

Живя в загадочной отчизне,
Из ночи в день десятки лет
Мы пьем за русский образ жизни,
Где образ есть, а жизни нет.

В зоопарке под вопли детей
укрепилось моё убеждение,
что мартышки глядят на людей,
обсуждая своё вырождение.

Я в гостевальные меню
бывал включён как угощение,
плёл несусветную х*йню,
чем сеял в дамах восхищение.

Совсем на жизнь я не в обиде,
Ничуть свой жребий не кляну;
Как все, в дерьме по шею сидя,
Усердно делаю волну.

Если рвется глубокая связь,
боль разрыва врачуется солью.
Хорошо расставаться, смеясь -
над собой, над разлукой, над болью.

Ты пишешь мне, что все темно и плохо,
Все жалким стало, вянущим и слабым;
но, друг мой, не в ответе же эпоха
за то, что ты устал ходить по бабам.

Толпа естествоиспытателей
на тайны жизни пялит взоры,
а жизнь их шлет к ебени матери
сквозь их могучие приборы.

Опыт не улучшил никого;
те, кого улучшил - врут безбожно;
опыт - это знание того,
что уже исправить невозможно.

Ах, юность, юность! Ради юбки
Самоотверженно и вдруг
Душа кидается в поступки,
Руководимые из брюк.

Всему ища вину вовне,
Я злился так, что лез из кожи,
А что вина всегда во мне,
Я догадался много позже.

Жизнь не обходится без сук,
В ней суки с нами пополам,
И если б их не стало вдруг,
Пришлось бы ссучиваться нам.

Высокое, разумное, могучее
Для пьянства я имею основание:
При каждом подвернувшемся мне случае
Я праздную моё существование.

Я бы мог, на зависть многих,
сесть, не глянув, на ежа -
опекает Бог убогих,
у кого душа свежа.

Свой собственный мир я устроил
усилием собственных рук,
и всюду, где запись в герои,
хожу стороной и вокруг.

Нашей творческой мысли затеи
неразрывны с дыханьем расплаты;
сотворяют огонь - прометеи,
применяют огонь - геростраты.

Я живу - не придумаешь лучше,
сам себя подпирая плечом,
сам себе одинокий попутчик,
сам с собой не согласный ни в чем.

Тюремщик дельный и толковый,
жизнь запирает нас надолго,
смыкая мягкие оковы
любви, привычности и долга.

От желчи мир изнемогает,
Планета печенью больна:
Говно говно говном ругает,
Не вылезая из говна.

Мы постигаем дно морское,
Легко летим за облака
И только с будничной тоскою
Не в силах справиться пока.

Напрасны страх, тоска и ропот,
Когда судьба влечет во тьму;
В беде всегда есть новый опыт,
Полезный духу и уму.

Весьма порой мешает мне заснуть
Волнующая, как ни поверни,
Открывшаяся мне внезапно суть
Какой-нибудь немыслимой херни.

Россия - странный садовод,
И всю планету поражает,
Ведя свой цикл наоборот:
Сперва растит, потом сажает...

Когда время, годами шурша,
Достигает границы своей,
На лице проступает душа,
И лицо освещается ей.

Напрасно мы погрязли в эгоизме,
Надеясь на кладбищенский итог:
Такие стали дыры в атеизме,
Что ясно через них заметен Бог.

Я мысли чужие - ценю и люблю,
Но звука держусь одного:
Я собственный внутренний голос ловлю
И слушаюсь - только его.

Везде одинаков Господен посев,
И врут нам о разнице наций.
Все люди - евреи, и просто не все
Нашли пока смелость признаться.

Весомы и сильны среда и случай,
но главное - таинственные гены,
и как образованием ни мучай,
от бочек не родятся Диогены.

Я так давно бегу, что не помню уже от чего.

Душой своей, отзывчивой и чистой,
других мы одобряем не вполне;
весьма несимпатична в эгоистах
к себе любовь сильнее, чем ко мне.

Среди других есть бог упрямства,
и кто служил ему серьезно -
тому и время, и пространство
сдаются рано или поздно.

В года растленья, лжи и страха
узка дозволенная сфера:
запретны шутки ниже паха
и размышленья выше хера.

Я спорю искренне и честно,
Я чистой истины посредник,
И мне совсем не интересно,
Что говорит мой собеседник.

Зря, когда мы близких судим,
Суд безжалостен и лих,
Надо жить, прощая людям,
Наше мнение о них.

Красоток я любил не очень,
И не по скудности деньжат:
Красоток даже среди ночи
Волнует, как они лежат.

Тонко и точно продумана этика
Всякого крупного кровопролития:
Чистые руки - у теоретика,
Чистая совесть - у исполнителя.

Тот Иуда, удавившись на осине
И рассеявшись во время и пространство,
Тенью ходит в наше время по России,
Проповедуя основы христианства.

Россия два раза Европу спасла:
Сначала татар тормозила,
А после сама распахнулась для зла,
Которое миру грозило.

Люблю людей и по наивности
открыто с ними говорю.
И жду распахнутой взаимности,
а после горестно курю....

Поневоле сочится слеза
на согретую за ночь кровать:
только-только закроешь глаза,
как уже их пора открывать.

Хоть я живу невозмутимо,
но от проглоченных обид
неясно где, но ощутимо
живот души моей болит.

России посреди, в навечной дреме,
лежит ее растлитель и творец;
не будет никогда порядка в доме,
где есть непохороненный мертвец.

Душа порой бывает так задета,
что можно только выть или орать;
я плюнул бы в ранимого эстета,
но зеркало придется вытирать.

Вчера я бежал запломбировать зуб
И смех меня брал на бегу:
Всю жизнь я таскаю свой будущий труп
И рьяно его берегу.

Смотрясь весьма солидно и серьезно
под сенью философского фасада,
мы вертим полушариями мозга,
а мыслим - полушариями зада.

Обманчив женский внешний вид,
поскольку в нежной плоти хрупкой
натура женская таит
единство арфы с мясорубкой.

Без отчетливых ран и контузий
Ныне всюду страдают без меры
Инвалиды высоких иллюзий,
Погорельцы надежды и веры.

    Список всех авторов Цитаты из фильмов Цитаты по темам

Материала сайта являются общедоступными и подлежат свободному распространению. Обратная ссылка на источник www.omg-mozg.ru приветствуется © 2011 | Контакты