ИЛЬИН ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ - ЦИТАТЫ, ВЫСКАЗЫВАНИЯ И АФОРИЗМЫ


Ильин Иван Александрович - цитаты, высказывания и афоризмы
Иван Александрович Ильин - русский писатель, философ и публицист. Во времена гражданской войны 1917-1922 годов был на стороне "Белого движения". После 1922 года стал последовательным критиком коммунистической власти в России, и идеологом Русского общевоинского союза (РОВС). Взгляды Ильина, отраженные в его трудах оказали огромное влияние на мировоззрение других русских интеллектуалов консервативного направления XX века, одним из которых оказался Александр Солженицин. В 1910 году, став членом Московского психологического общества Ильин опубликовал свою первую научную работу "Понятие права и силы". После чего отправился в научную командировку во Францию и Германию, где изучал новейшие течения европейской философии. Во времена революции и гражданской войны Ильин придерживался крайне радикальных взглядов, за что в 1922 году был выслан из России по приказу Ленина на "Философском пароходе". С 1923 по 1934 занимал должность профессора в Русском научном институте в Берлине. В 1934 году был уволен и преследовался гестапо. В 1938 году перебрался в Швейцарию, где и прожил остаток жизни. В последние годы жизни Иван Ильин закончил и опубликовал свой труд, над которым работал 30 лет - "Аксиомы религиозного опыта".
Назад к списку авторов

Воистину свободен духовно самостоятельный человек; человек же, освобожденный только во внешнем, может злоупотреблять своей свободой и превращать ее в совершенную внутреннюю несвободу, в ужасающее внутреннее рабство.

Внутреннее око человека призвано к тому, чтобы свободно, добровольно, без принуждения обратиться к духу и ко всему Божественному на земле и в небе; и высший смысл всех правовых установлений и государственных законов состоит прежде всего в том, чтобы обеспечить людям эту возможность.

Без свободы - гаснет дух; без духа - вырождается и гибнет свобода. О, если бы люди увидели и уразумели этот закон!

Понимать "внешнюю свободу" человеческого духа как формальную и безмерную было бы глубокой и опасной ошибкой: ибо внешняя свобода ("не заставляй, не прельщай, не запрещай, не запугивай" и т.д.) дается человеку именно для внутреннего самоосвобождения; именно от него она получает свое истинное значение и свой глубокий смысл.

Человек творит в своей жизни то, что он есть в религиозном измерении.

Строй, при котором у власти водворяются худшие, будет жизненно обречен и рухнет рано или поздно, с большим или меньшим позором.

Правовое государство покоится всецело на признании человеческой личности - духовной, свободной, полномочной, управляющей собою в душе и в делах, т.е. оно покоится на лояльном правосознании. Тоталитарный режим, напротив того, покоится на террористическом внушении. Людям грозит: безработица, лишенчество, разлука с семьей, гибель семьи и детей, арест, тюрьма, инквизиционные допросы, унижения, избиения, пытки, ссылка, гибель в каторжном концлагере от голода, холода и переутомления. Под давлением этого всеохватывающего страха им внушается: полная покорность, безбожно материалистическое мироощущение, систематическое доносительство, готовность к любой лжи и безнравственности и согласие жить впроголодь и впроголодь при надрывном труде.

Качество человека - первее всего и драгоценнее всего.

Чтобы приучить людей к свободе, надо давать им столько свободы, сколько они в состоянии принять и жизненно наполнить, не погубляя себя и своего государства; безмерная и непосильная свобода всегда была и всегда будет - сущим политическим ядом.

Что же такое тоталитарный режим? Это есть политический строй, беспредельно расширивший свое вмешательство в жизнь граждан, включивший всю их деятельность в объем своего управления и принудительного регулирования.
Чиновник, честно блюдущий "казенную копейку", строит свое государство; чиновник, бормочущий себе под нос "казна - шатущая корова, только ленивый ее не доит", - есть враг своей страны и своего государства.

Несчастье современного человека велико: ему не хватает главного - смысла жизни.

Без этой свободы человеческая жизнь не имеет ни смысла, ни достоинства, и это самое главное. Смысл жизни в том, чтобы любить, творить и молиться. И вот без свободы нельзя ни молиться, ни творить, ни любить.

Человеку от природы присуща способность распознавать и отличать духовное, а также склонность принимать дух и включать его в свою жизнь. Из этой способности и из этого тяготения исходили все великие воспитатели человечества; на них они строили, к ним они взывали, их старались оживить и укрепить.

Свобода подобает духу и должна быть предоставлена именно ему. Это значит также, что внешняя свобода служит внутренней, необходима для нее и дается для нее. Внешняя свобода есть естественное и необходимое условие для водворения и упрочения внутренней.

Серьезный политик должен научиться молчать: надо говорить только необходимое и невредящее. Надо понять, что в политике все преждевременно высказанное может стать неосуществимым именно потому, что оно было высказано, и притом преждевременно. Семьдесят семь политических противников, узнав о твоем замысле, бросятся тебе наперерез и воздвигнут семьдесят семь препятствий, - по общему правилу парламентаризма "я не дам тебе сделать это, потому что я сам хочу выдвинуться"... И сто семьдесят семь болтунов подхватят твой план, исказят его, разгласят всякий вздор, посеют недоразумения, вызовут смуту и возбудят против тебя вихрь того "общественного мнения", которое несет пыль и подымает мусор к небу.

Скажи мне, за что ты хотел бы отдать свою жизнь, а я скажу тебе, во что ты веришь.

Слово "демос" означает народ; слово "кратос" выражает силу, власть. Настоящее государство "демократично" в том смысле, что оно черпает из народа свои лучшие силы и привлекает его к верному участию в своем строительстве. Это означает, что должен происходить постоянный отбор этих лучших сил и что народ должен уметь верно строить свое государство.

Никогда не жалуйся на время, ибо ты для того и рожден, чтобы сделать его лучше.

Не все, чем мы живем, стоит того, чтобы мы отдавали ему свою жизнь.

Но дело прежде всего в том, чтобы мы сами верно поняли, продумали и прочувствовали дух национал-социалистического движения. Несправедливое очернение и оклеветание его мешает верному пониманию, грешит против истины и вредит всему человечеству. Травля против него естественна, когда она идет от коминтерна; и противоестественна, когда она идет из небольшевистских стран.

Совсем не значит, что в политике, дипломатии и стратегии надо "всем не доверять". Но для доверия необходимо иметь серьезные основания.

Сущность тоталитаризма состоит не столько в особой форме государственного устройства (демократической, республиканской или авторитарной), сколько в объеме управления: этот объем становится всеохватывающим. Однако, такое всеобъемлющее управление осуществимо только при проведении самой последовательной диктатуры, основанной на единстве власти, на единой исключительной партии, на монополии работодательства, на всепроникающем сыске, на взаимодоносительстве и на беспощадном терроре. Такая организация управления позволяет придать собственно государственной форме любой вид: федеративный, избирательный, республиканский или иной. Важна не государственная форма, а организация управления, обеспечивающая всеохват; - до последнего закоулка городского подвала, деревенского чулана, личной души, научной лаборатории, композиторской фантазии, больницы, библиотеки, газеты, рыбачьей лодки и церковной исповедальни.

Тот день, в который патриотическая верность угаснет в сердцах людей, будет роковым для государства.

Тот, кто хочет верно понять сущность государства, политики и демократии, - должен с самого начала отказаться от искусственных выдумок и ложных доктрин. Так, например, это есть вздорная выдумка, будто все люди "разумны", "доброприродны" и "лояльны"; жизнь свидетельствует об обратном, и надо быть совсем слепым, чтобы этого не видеть, или совсем пролганным, чтобы лицемерно отрицать это. Точно также это есть ложная доктрина, будто право голоса можно предоставлять людям независимо от их внутренних свойств и качеств; скажем совсем точно - независимо от их правосознания. Это есть величайшее заблуждение, будто государственный интерес состоит из суммы частных интересов и будто на состязании и на компромиссе центробежных сил можно построить здоровое государство. Это есть слепой предрассудок, будто миллион ложных мнений можно "спрессовать" в одну "истину"; или будто "честно" сосчитанные "свободные" голоса способны указать истинное благо народа и государства: ибо надо не только "честно" считать, но считать-то надо именно честные и разумные голоса, а не партийные бюллетени.

У темного человека "право голоса" будет всегда украдено политическим жуликом.

Фашизм возник как реакция на большевизм, как концентрация государственно-охранительных сил направо.

Жить на свете – значит выбирать и стремиться, кто выбирает и стремится, тот служит некоторой ценности, в которую он верит.

Право есть начало мира.

Править государством должны лучшие люди страны, а народ нередко выбирает не лучших, а угодных ему льстецов и волнующих его бессовестных демагогов.

Жить стоит только тем и верить стоит в то, за что стоит бороться и умереть, ибо смерть есть истинный и высший критерий.

Инициативная жертвенность граждан может поддержать армию, выиграть войну и спасти государство. Паника населения во время войны, наводнения, землетрясения, эпидемии - может принести государству непоправимый вред.

Политическая клевета, подрывающая доверие к законному Государю, отрывает от него сердца граждан, изолирует его и разрушает государство (по правилу: "поражу пастыря и рассеются овцы").

Полезно объяснять людям законы и распоряжения; но гибельно превращать законы в необязательные советы, а распоряжения в "покорнейшие просьбы".

Обычное правосознание исходит от предпосылки: все незапрещенное - позволено; тоталитарный режим внушает совсем иное: все непредписанное - запрещено.

Обычное государство разрешает: думай сам, веруй свободно, строй свою внутреннюю жизнь, как хочешь; тоталитарное государство требует: думай предписанное, не веруй совсем, строй свою внутреннюю жизнь по указу.

Нелепо и противоестественно говорить: "мы требуем демократии, хотя бы в ней выбирались, выдвигались и правили безвольные глупцы, продажные невежды, бесчестные растеряхи и тому подобный социальный отброс". Наоборот, необходимо и верно ответить: "демократия, не умеющая выделить лучших, не оправдывает себя; она губит народ и государство и должна пасть". Безумно вводить в стране демократию, чтобы погубить государство и народ.

Народоправство осуществимо только там, где народу присуща сила личного характера. Что сделает со своим "голосом" человек, лишенный чувства собственного достоинства? Он продаст его повыгоднее первому же ловкому покупателю голосов.

Надо различать истинный политический успех и мнимый. Частный, личный жизненный "успех" тирана есть мнимый успех. Истинный успех есть публичный успех и расцвет народной жизни. И если кто-нибудь удовлетворяется устройством своей личной карьеры и пренебрегает благополучием народа и расцветом его национальной жизни, то он является предателем своего народа и государственным преступником.

Мир полон чудес Божиих - вот древняя мудрость, которая не увянет во веки веков. Так было и так будет.

Каждый стяжатель промышляет о "своем" и не понимает, что настоящий гражданин мыслит об общем.

Бисмарк предупреждал Германию: не драться на два фронта, и в частности, не драться с Россией.

Если бы удалось однажды пронизать все человеческие сердца лучом света так, чтобы у всех выступила и въяве обнаружилась главная ценность жизни, составляющая предмет веры, то очень возможно, что все мы просто ужаснулись бы... Потому что, вероятно, оказалось бы, что большинство людей верит в нечто такое, что не только им ни блага, ни спасения, но что прямо ведет к их погибели. Люди живут и верят очень часто в слепоте и беспомощности, и не знают, и не догадываются о том, что человеку надлежит строить свою веру, а не предоставлять ей расти наподобие полевой травы, и вследствие этого люди очень часто верят, т.е. прилепляются не только своим "правдоподобным" именем, а сердцем, волею и делами, служением и жертвенностью к таким жизненным содержаниям, служить которым и идти на жертвы ради которых поистине нет никакого смысла.

Духовная жизнь народа важней охвата его территории или даже хозяйственного богатства; выздоровление и благоденствие народа несравненно дороже всяких внешних престижных целей.

Демократия имеет свои жизненные основы - в духе народа, в его правосознании, в его социальном укладе. Нет этих основ, и демократия выродится - или в охлократию (засилие черни), или в тиранию.

Государство состоит из народа и ведется правительством; и правительство призвано жить для народа и черпать из него свои живые силы, а народ должен знать и понимать это, и отдавать свои силы общему делу. Верное участие народа в жизни государства дает этому последнему его силу. В этом выражается демократическая сила истинной государственности.

    Список всех авторов Цитаты из фильмов Цитаты по темам

Материала сайта являются общедоступными и подлежат свободному распространению. Обратная ссылка на источник www.omg-mozg.ru приветствуется © 2011 | Контакты