НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ - ЦИТАТЫ, ВЫСКАЗЫВАНИЯ И АФОРИЗМЫ


Никколо Макиавелли - цитаты, высказывания и афоризмы
Никколо Макиавелли - итальянский философ, мыслитель, политический деятель и писатель. Во Флоренции занимал должность секретаря второй канцелярии, отвечал за дипломатические связи республики, автор знаменитых военно-теоретических трудов. Макиавелли был активным сторонником сильной государственной власти, для укрепления которой могут быть задействованы любые силы и средства, о чем он написал в, пожалуй самом популярном своем труде - "Государь" опубликованном в 1532 году. Принято считать, что Макиавелли был циником, убежденным, что в основе политического поведения лежат сила и выгода, и что в политике необходимо опираться больше на силу чем на мораль, которой можно и пренебречь при наличии благой цели. Однако в своих трудах Никколо Макиавелли утверждает, что правителю необходимо искать опору в народе, для чего необходимо уважать его свободу и улучшать его благосостояние. Жестокость он одобряет только к бунтовщикам, а нечестность - к врагам государства. Макиавелли - один из немногих мыслителей эпохи Возрождения, который затронул вопрос о роли личности правителя в своих работах.
Назад к списку авторов

Войны начинают когда хотят, но завершают, когда могут.

У победителя много друзей, и лишь у побежденного они настоящие.

Пусть судьба растопчет меня - я посмотрю, не станет ли ей стыдно.

От частоты откровения истинность не стирается: "Счастье - это когда тебя понимают".

Какое бы дело мы ни затевали, время всегда кажется неподходящим, и никогда не бывает абсолютно благоприятных обстоятельств. Кто ждёт идеального случая, так никогда и не начнёт дела, а если и начнёт, то зачастую его ожидает печальный конец.

Скрой то, что говоришь сам, узнай то, что говорят другие, и станешь истинным князем.

Лучше быть смелым, чем осторожным, потому что судьба - женщина.

Я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап, королей и герцогов, тогда как рай населён одними нищими, монахами и апостолами.

Смотри своей судьбе в лицо, сторонись зла, но коли не можешь его избежать, сноси ожидающую тебя расплату как мужчина, не падай духом, не расслабляйся, как женщина.

Государь, чей город хорошо укреплен, а народ не озлоблен, не может подвергнуться нападению.
Из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса - волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков.

Люди не умеют быть ни достойно преступными, ни совершенно хорошими: злодейство обладает известным величием или является в какой-то мере проявлением широты души, до которой они не в состоянии подняться.

Не золото, как провозглашает всеобщее мнение, а хорошие солдаты суть пружина войны, ибо за золото не всегда найдёшь добрых солдат, а хорошие солдаты всегда достанут золото.

Раз в силу своей природы человек не может ни иметь одни добродетели, ни неуклонно им следовать, то благоразумному государю следует избегать тех пороков, которые могут лишить его государства, от остальных же — воздерживаться по мере сил, но не более.

А надо знать, что нет дела, коего устройство было бы труднее, ведение опаснее, а успех сомнительнее, нежели замена старых порядков новыми.

Война - хорошее дело, если броня её отсвечивает надеждой.

Государь всегда должен советоваться с другими, но только когда он того желает, а не когда того желают другие; и он должен осаживать всякого, кто вздумает, непрошеный, подавать ему советы.

Народ, привыкший жить под властью государя и благодаря случаю ставший свободным, с трудом сохраняет свободу.

Расточая чужое, ты прибавляешь себе славы, тогда как расточая своё — ты только себе вредишь.

Чтобы узнать, что должно случиться, достаточно проследить, что было... Это происходит от того, что все человеческие дела делаются людьми, которые имели и всегда будут иметь одни и те же страсти и поэтому неизбежно будут должны давать одни и те же результаты.

И всё же, ради того, чтобы не утратить свободу воли, я предположу, что, может быть, судьба распоряжается лишь половиной всех наших дел, другую же половину, или около того, она предоставляет самим людям.

Дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время.

Бог не всё исполняет сам, дабы не лишить нас свободной воли и причитающейся нам части славы.

Горе тому, кто умножает чужое могущество, ибо оно добывается умением или силой, а оба эти достоинства не вызывают доверия у того, кому могущество достаётся.

Государь не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, ни другого дела, кроме войны, военных установлений и военной науки, ибо война есть единственная обязанность, которую правитель не может возложить на другого.

Ибо умы бывают трёх родов: один всё постигает сам; другой может понять то, что постиг первый; третий - сам ничего не постигает и постигнутого другим понять не может. Первый ум - выдающийся, второй - значительный, третий - негодный.

Любят государей по собственному усмотрению, а боятся - по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого.

Обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше.

Нельзя верить тому, что видишь в спокойное время.

Каждый видит, каким ты кажешься, но мало кто чувствует, каков ты есть.

В действительности нет способа надежно овладеть городом иначе, как подвергнув его разрушению.

Расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру.

Познание будущего через прошедшее облегчается ещё и тем, что отдельные народы, как можно убедиться, на протяжении длительного времени сохранят одни и те же нравы.

Дела, неугодные подданным, государи должны возлагать на других, а угодные - исполнять сами.

Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих возможностей и стремится к завоеваниям любой ценой.

Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает; если это люди преданные и способные, то можно всегда быть уверенным в его мудрости, ибо он умел распознать их способности и удержать их преданность. Если же они не таковы, то и о государе заключат соответственно, ибо первую оплошность он уже совершил, выбрав плохих помощников.

Я уподобил бы судьбу бурной реке, которая, разбушевавшись, затопляет берега, валит деревья, крушит жилища, вымывает и намывает землю: все бегут от нее прочь, все отступают перед её напором, бессильные его сдержать. Но хотя бы и так, - разве это мешает людям принять меры предосторожности в спокойное время, то есть возвести заграждения и плотины так, чтобы, выйдя из берегов, река либо устремилась в каналы, либо остановила свой безудержный и опасный бег?

Та война справедлива, которая необходима, и то оружие священно, на которое единственная надежда.

Поистине страсть к завоеваниям - дело естественное и обычное.

Кто меньше полагался на милость судьбы, тот дольше удерживался у власти.

Может возникнуть спор, что лучше: чтобы государя любили или чтобы его боялись. Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.

Надо знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй - зверю; но так как первое часто недостаточно, то приходится прибегать и ко второму.

Не верь, когда какой-то лицедей кричит, что жизнь ему отрада, дескать. Отраднее, чем жить среди людей, со свиньями в хлеву помои трескать.

Людей следует либо ласкать, либо изничтожать, ибо за малое зло человек может отомстить, а за большое - не может; из чего следует, что наносимую человеку обиду надо рассчитать так, чтобы не бояться мести.

Здесь происходит то же самое, что с чахоткой: врачи говорят, что в начале эту болезнь трудно распознать, но легко излечить; если же она запущена, то ее легко распознать, но излечить трудно. Так же и в делах государства: если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь мудрым правителям, то избавиться от него нетрудно, но если он запущен так, что всякому виден, то никакое снадобье уже не поможет.

    Все авторы Цитаты из фильмов Афоризмы по темам

Материала сайта являются общедоступными и подлежат свободному распространению. Обратная ссылка на источник www.omg-mozg.ru приветствуется © 2011 | Контакты